Ньюфелд Гордон

Ньюфелд

Доктор Гордон Ньюфелд (Dr. Gordon Neufeld)— международно признанный авторитет в области психологии развития и теории привязанности.

Его опыт включает более 20 лет преподавания в Университете Британской Колумбии (UBC) учебных курсов по теории личности, психологии развития и детско-родительским отношениям, более 30 лет частной психологической практики со взрослыми, детьми и семейными парами, работу судебным психологом и работу с малолетними преступниками в местах заключения, а также бесчисленное количество лекций, семинаров и воркшопов для родителей и профессионалов, работающих с детьми.

Один из талантов доктора Ньюфелда — умение обьяснять сложные концепты простым языком, избегая туманной и эзотерической лексики, так популярной среди современных психологов. Не умаляя своей научной и практической ценности, его лекции доступны не только профессионалам, но и тем, кто не имеет опыта знакомства с психологическими теориями.

Гордон Ньюфелд - автор нашумевшей книги «Не упускайте своих детей: почему родители должны значить больше, чем ровесники» (Hold On to Your Kids: why parents need to matter more than peers). Книга переведена на 9 языков, в том числе и на русский.

Доктор Гордон Ньюфелд — автор уникального подхода к развитию личности, основанного на концепции многоуровневой привязанности. Он предлагает очень чёткую и понятную модель, показывая, какие условия необходимы для успешного взросления ребёнка и превращения его в самостоятельную, независимую личность, а также уделяет много внимания фактору уязвимости и его роли в «застревании» ребёнка в психо-эмоциональном развитии. Его модель основана на огромном количестве литературы и исследований в области психологии привязанности, психологии бессознательного, нейропсихологии, экзистенциальной философии, возрастной психологии и психологии развития, а также подкреплена 30 годами профессиональной практики и личным опытом выращивания собственных 5 детей и 3-х внуков.

  • В традиционных культурах, создание и поддержание круга привязанностей являлось делом культурной среды. В сегодняшнем мире, родители не имеют такой поддержки и вынуждены выкручиваться сами. Когда у нас появляется ребёнок, мы должны задуматься о том, чтобы создать для него круг привязанностей. Возьмите за правило представлять ребёнка всем его основным привязанностям. Прежде, чем оставлять ребёнка на няню, проведите время втроём, вы, она и ребёнок.  Познакомьтесь с воспитательницами в детском саду и пригласите их в гости, познакомьтесь с учительницей в школе и тоже, пригласите её в гости. Когда приходите за ребёнком ко взрослым, которые заботились о нём в ваше отсутствие, найдите несколько минут, чтобы поговорить с ними  в дружественной манере, чтобы ребёнок видел, что между "его" взрослыми существует привязанность. Создавайте команду взрослых, к которым привязан ребёнок, чтобы они могли прикрыть вас в случае нужды. Приглашайте своих друзей быть суррогатными тётями и дядями и сами станьте тётей (дядей) детям ваших друзей. Общайтесь с родителями друзей вашего ребёнка.

  • С появлением у ребёнка застенчивости, с новыми людьми в его жизни его всегда должен знакомить человек, являющийся основной рабочей привязанностью ребёнка. Делается это для того, чтобы все работающие привязанности ребёнка находились на одном полюсе привязанности. Детям должно быть позволено вырастать из своей застенчивости естественным путём.

  • Как идёт развитие маленького ребёнка? До 5-6 месяцев практически любой дружелюбно настроенный взрослый в мамином присутствии может взять младенца на руки. В 6 месяцев у ребёнка появляется боязнь незнакомцев. Если вы держите своего малыша на руках, и к вам приближается незнакомый ему взрослый, вы физически ощутите, как малыш вжимается в вас, пытаясь отдалится от незнакомца. А если тот протянет руки и попытается взять "на ручки", то крику не оберёшься. Что происходит? Мозг ребёнка, лимбическая система, как бы говорит, в последние 6 месяцев я успел перезнакомиться со всеми своими привязанностями, с людьми, которые будут в дальнейшем заботится обо мне, и новые привязанности мне не нужны. Мне нужно углублять и охранять уже существующие. И действительно, в традиционных обществах в первые 6 месяцев жизни ребёнок знакомится со всеми своими будущими привязанностями. Вокруг ребёнка формируется «деревня привязанностей» - village of attachment – термин, который я перевожу, как круг привязанностей, в котором в дальнейшем ребёнок и растёт. После 6 месяцев ребёнок автоматически сопротивляется близости с теми, к кому он не привязан. Сделано это природой для того, чтобы ребёнком не могли управлять первые встречные-поперечные, чужаки, те, к кому ребёнок не привязан. К 2-м годам жизни боязнь незнакомцев вырастает в здоровую, развитую застенчивость. Ребёнок боится незнакомых взрослых, прячется за мамину юбку, протестует, когда незнакомцы пытаются дать ему конфетку или взять на ручки. К сожалению, в современном обществе застенчивость часто приравнивается к недостатку. Американская ассоциация психиатров считает её расстройством социальной тревожности, современные мамы начинают стыдить детей за «невежливость» и буквально принуждать к контакту с незнакомыми ребёнку людьми.

  • Проблема конкурирующих привязанностей – это проблема современного общества. И сталкиваются с ней практически все. Развод родителей, усыновление, иммиграция, и относительно новое явление - привязанность к ровесникам, могут порождать конкурирующие привязанности. В принципе, это хорошо, когда у ребёнка  множество привязанностей: мама, папа, бабушки-дедушки, тёти – дяди, домашние животные, любимый плюшевый мишка, детскоё одеялко и т.д. Чем больше привязанностей, тем в большей безопасности ощущает себя ребёнок. Но это при условии, что привязанности не конкурируют с главными работающими привязанностями – ко взрослым, которые заботятся о ребёнке.

  • Помогайте ребёнку находить свою скорбь, когда изменения тщетны. Держите ребёнка в своих руках, пока ему не останется ничего, как плакать. Этого нельзя делать с теми детьми, которые потеряли свои слёзы тщетности, утратили способность переходить от злости к скорби. Помогайте ребёнку найти элементы для его смешанных чувств. Не делайте этого во время выплеска агрессии, когда чувства интенсивны, и в любом случае, не будут хорошо смешиваться. Смягчайте сердце. Это помощь на самом глубоком уровне – смягчить защитные реакции ребёнка.

  • Познакомьте ребёнка с эмоцией раздражённости. Ребёнку очень трудно владеть эмоцией, если он не понимает, что с ним происходит. Я помню, мой сын был очень удивлён, когда однажды я ему указала, что его всё раздражает, потому что он давно не ел. С тех пор с раздражённостью от голода ему стало справляться гораздо легче.

  • Относитесь к инцидентам, как к случайностям, даже если вы уверены, что они не случайны. Переключите внимание ребёнка на будущий контакт с вами.

  • Попробуйте изменить или поставить под контроль ситуацию, не ребёнка. Вы не можете контролировать того, кто не может контролировать сам себя.

  • Не пытайтесь во время всплеска агрессии преподать ребёнку урок. Помните, вы разбираетесь с симптомами, не с проблемой.

  • Отделите инцидент от лежащей в основе проблемы. Проблема – не поведение, а невозможность изменить ситуацию, иметь слёзы и смешанные чувства.

  • Последнее препятствие на пути агрессии – смешанные чувства. Хочется швырнуть эту тарелку, но мне же потом придётся собирать осколки. Про смешанные чувства я уже писала, напомню, что при самых благоприятных условиях развития ребёнка, дети не способны к смешанным чувствам до 6-7 лет. Поэтому исследования показывают, что после 7 лет уровень детской агрессии заметно снижается. И ещё, чем интенсивнее чувства, тем сложнее они смешиваются, так что ребёнок (и взрослый) в нормальных ситуациях справляющийся с агрессией, в ситуации сильного стресса, интенсивных чувств может быть импульсивным.

  • Почему дети теряют свои слёзы? Чувство тщетности – чувство очень уязвимое. На самом деле, свои слёзы тщетности ребёнок (особенно маленький) может найти только в руках тех, к кому он привязан. И это должна быть безопасная привязанность. Иначе, происходит онемение чувств, ребёнок воздвигает защиту от уязвимости, становится не способен плакать, а уровень агрессии\самоагрессии повышается в разы.

  • Если ребёнок, испытывающий раздражённость, не смог изменить ситуацию и не смог выплакать слёзы тщетности, не смог пройти путь от злости к скорби, то энергия фрустрации идёт дальше, к последнему механизму защиты от проявления агрессии.

  • Плакать дети должны не в уголочке, брошенные всеми, а в любящих руках. Хорошо, когда взрослый – источник фрустрации и взрослый – источник комфорта – разные люди, но из своего опыта скажу, что ничего страшного, если вы вначале чётко обозначите ребёнку непреодолимые границы (взрослые должны поговорить, а тебе надо подождать), а потом выступите в качестве утешителя и поможете ему выплакаться у себя на руках.

  • Исследования показывают, что до 4-5 лет дети должны плакать относительно часто. Не от голода, не от боли, а от невозможности изменить ситуацию. Так рождается психологическая гибкость, способность легко адаптироваться к изменениям без потери собственного я.

  • Когда мы видим раздражённого, расстроенного ребёнка, наш порыв – помочь ему. Другое дело, когда мы видим маленького агрессивного эгоиста, грубого, жестокого, требовательного. Так что наша первоочередная задача – увидеть в агрессии фрустрацию.

  • Мы испытываем раздражение, когда что-то идёт не так, не работает. Это раздражение побуждает нас атаковать. Фрустрация – это базовая эмоция. Часто мы не знаем, почему мы раздражены и что мы вообще раздражены.

  • Независимость – продукт взросления. Наша задача, как родителей, удовлетворять детскую потребность в зависимости. Когда мы справляемся с нашей работой по удовлетворению их потребности в зависимости, природа прекрасно справляется с их взрослением. Это похоже на то, что мы не можем сделать наших детей выше, мы просто можем обеспечивать их необходимым питанием. Когда мы забываем, что рост и взросление – естественные процессы, мы теряем перспективу. Нам страшно, что наши дети увязнут где-то по пути взросления и никогда не станут взрослыми. Мы думаем, что если мы не подтолкнём их немного, они никогда не покинут гнезда. Но люди не птицы, чем больше мы выталкиваем своих детей, тем сильнее они цепляются за нас. А если им не удаётся зацепиться за нас, то они зацепятся за кого-то другого.

  • Возможно, мы с такой охотой принимаем идею заботы о близком нам взрослом, потому что мы не отвечаем за его взросление и становление. Нам не нужно думать о том, как помочь ему быть независимым. И в этом наша проблема: мы на себя берём слишком много ответственности за взросление наших детей, мы забыли, что в этом процессе у нас мощный помощник – сама природа.

  • Мы постоянно, тысячами разных путей, толкаем и подталкиваем наших детей вырасти побыстрее, торопим их вместо того, чтобы позволить им остановиться и отдохнуть на этом пути. Вместо того, чтобы притягивать их к себе, мы отталкиваем их. А теперь представьте, если бы мы вели себя так с нашими любимыми. Как бы вы отреагировали на ухаживания со следующим посылом: «И не думай, что я помогу тебе с тем, что, по моему мнению, ты можешь сделать самостоятельно»? Вряд ли бы это поспособствовало развитию отношений. Наоборот, когда мы хотим кому-то понравиться, мы готовы помогать, нам приятно помогать человеку. Твои проблемы – мои проблемы. Мы делаем это со взрослыми, но мы отказываем в помощи нашим детям, которым действительно надо быть уверенными, что они могут на нас положиться.

  • Наша всеобщая озабоченность независимостью сильно нам мешает. У нас нет проблем принять зависимость младенцев, но как только ребёнок минует этот сладкий возраст, нашей основной программой воспитания становится «воспитание» независимости. Мы торопимся, что бы наши дети как можно раньше начинали самостоятельно одеваться, кушать, развлекать себя, думать за себя, решать свои проблемы. Мы радуемся их независимости, или тому, что мы понимаем под словом независимость. Нам кажется, что если мы начнём предлагать нашим детям зависеть от нас, они затормозятся в развитии, если мы поможем им в чём-то, они начнут зависеть от нас во всём.

  • Начинать заботиться о ребёнке (брать на себя ответственность за ребёнка) без его на то согласие – это порождать дальнейшие проблемы. Это касается как учителей, воспитателей, приёмных родителей, психологов, так и родителей.

  • Пригласить зависеть от нас ребёнка постарше, это убедить ребёнка, что он может положиться на нас, рассчитывать на нас, может доверить нам свои проблемы и мы их решим, он ожидает нашей помощи. Мы как бы говорим ребёнку, что мы тут ради него и что это нормально, если он нуждается в нас.

  • С маленькими детьми этот взаимный танец - приглашение к зависимости-согласие зависеть – инстинктивен. Мы как бы говорим ребёнку: «Я готов заботиться о тебе, позволь мне быть твоими ногами. Ты можешь положиться на меня, со мной ты будешь в безопасности.»

  • Когда мы видим ковыляющего к нам малыша, мы приглашаем его зависеть от нас, протягивая ему руки, как будто хотим его поднять. Затем мы ждём ответной реакции. Если его инстинкт привязанности к нам достаточно развит, он нам ответит протягивая свои ручки и выражая желание близости и готовность зависеть от нас.

  • Приглашение зависеть и согласие зависеть - это хореография двух любящих и доверяющих друг другу людей.